Заметка

В тропики

На лодке, солидарно выразив протест местному австралийскому гостеприимству, взяли курс в сторону экватора и, закинув удочки, ушли на нос наслаждаться выступлением дельфинов.
В тропики

Многочисленная семья этих удивительных млекопитающих, будто извиняясь за двуногих островных соседей, развлекали нас, синхронно выпрыгивая из воды по три особи в ряд, и весело пересвистывались друг с другом. Объявив антракт, дельфины удалились, а нам пришлось спасать горе-баклана, прервавшего рыбалку своим покушением на искусственного кальмара. Несчастная птица ошиблась добычей и, спикировав с небес, заглотила наживку, крепко зацепившись клювом за крючок. Бедолагу с неуклюже растопыренными крыльями тащило по воде за яхтой, нагоняя в раскрытый клюв кильватерную волну.

Возможно, за то время пока скручивали леску, подтягивали пострадавшего к корме, откусывали жала крючка и, наконец, освободили клюв из неожиданной засады, птица в пернатой душе уже успела не раз проклясть свои гастрономические рыбные пристрастия и решила стать абсолютным вегетарианцем.

После удачно проведённой операции по спасению крылатого вернулись дельфины и дали вторую часть представления. Собрав восторженные эмоции благодарной публики, серые торпеды незаметно растворились в аквамарине Океана.

Покачиваясь в такт волне, весьма красочно и подробно обсудили с экипажем перспективу ужина, желательно рыбного. И стоило нам только закончить разговор, как затрещала катушка удочки, а, буквально, мгновение спустя — вторая.

Коралловое море встречало нас морской живностью явно более активной в сравнении с обитателями Тасманова моря, оставшегося за кормой разбиваться о негостеприимные австралийские берега.

В этот раз на наших боевых и уже проверенных кальмаров соблазнилась пара желтопёрых тунцов.

Вытянув одного и прикинув его достаточные для наших потребностей размеры, второму позволили уйти в родную стихию.

Не прошло и получаса, как пойманная добыча уже в нарезанном виде осваивала плавание в соевом соусе, вызывая у всех присутствующих непроизвольное обильное слюновыделение.

После весьма плотного ужина ветер весело наполнил паруса и уверенно погнал лодку к тропикам со скоростью в семь узлов. На следующий день к стабильному ветру добавилась ощутимо подросшая волна, вносящая свои правила в привычное прямолинейное перемещение по лодке.

Рыбалка в течение всего перехода однозначно удавалась. Закончился тунец — на крючок попалась махи-махи, удивительного цвета большеголовая рыба, переливающаяся оттенками зеленого и желтого цветов. Так как после съеденного, практически, целого тунца в сыром виде само понятие «сашими» стало временным табу, рыбина вошла в меню на ближайшие пару суток свежайшими стейками и нежным севиче.

Но наиболее значительным добытым трофеем местных вод стала рыба-парусник, отчаянно боровшаяся со снастью и своей судьбой, пока не оказалась полностью обездвиженной на борту.

Так, бодро и весело, с ветром, волнением и рыбалкой и прошли все четыре дня плавания от Норфолка. Наконец, показалась земля. На горизонте маячила и никак не хотела приближаться — последние сутки перехода, однозначно, бесконечно длинные, особенно, когда уже виднеется суша — открытая Куком Новая Каледония.

Портовая столица Нумеа встречала новых гостей тропическими объятиями.

Другие заметки