Заметка

Про людоедов и кулинарию

Ночь от горизонта до горизонта окутала океан. Темный купол неба усыпан мириадами звезд, планктон бесчисленными живыми огоньками ярко зажигается и гаснет на гребнях набегающих волн,
Про людоедов и кулинарию

Ночь от горизонта до горизонта окутала океан. Темный купол неба усыпан мириадами звезд, планктон бесчисленными живыми огоньками ярко зажигается и гаснет на гребнях набегающих волн, а наполненный ветром парус неспешно, но уверенно несет лодку к новым берегам.

У туземцев Вануату было не так много развлечений в жизни. Если они не вели торговлю с соседними деревнями или островами, то охотно совершали на них набеги. В результате кровопролитных стычек победители уводили с собой живых пленников. Но в рабах аборигены не нуждались: захваченные соседи подавались вождю племени на пальмовых листьях в качестве обеда. И чем обильнее был обед – тем больше чести и репутации получал победивший правитель.

Сильных и отважных воинов в плен не брали – их предпочитали убивать на поле брани. Печальная участь быть съеденными грозила лишь слабым и изможденным. Именно по этой причине бились туземцы люто и отчаянно.

По историческим меркам каннибализм на островах был заурядным явлением совсем еще недавно – каких-то полтора века назад.

В поисках доказательств канувших в Лету абсолютно невегетарианских пристрастий жителей Вануату мы отправились на остров Рано.

Стоило только вытащить динги на песчаный пляж, как местный житель вызвался сопроводить нас к сакральным местам захоронений и ритуальных убийств.

Минут через тридцать пешей прогулки через джунгли в дебри острова мы оказались у небольших каменных холмиков.

Как поведал смотритель капища, а по совместительству внук последнего людоеда Рано, у аборигенов существовал особый обычай провожать своих вождей в последний путь. Тело закапывали по шею в землю и оставляли на неделю. По прошествии обозначенного времени голову отрезали, переносили для захоронения на отдельный погост и помещали ее в возведенный из коралловых плит небольшой склеп, на крышку которого возлагали личную морскую раковину почившего.

Ритуальные убийства также совершались в специально отведенном месте. На небольшой поляне пленника привязывали к огромному барабану-истукану, рядом на каменном пьедестале восседал вождь в окружении членов племени. Вождь стучал в барабан, и несчастного лишали жизни. Отрезали ему голову или смертельно били по ней – тут показания внука каннибала разнились, но сути не меняли. Затем тело переносили до жаровни, где и готовили останки к всеобщему удовольствию высокого собрания.

Отблагодарив потомка людоеда за визуальный экскурс в историю с красочными описаниями, поспешили откланяться и устремились на соседний остров Малакула. Представители из местного исторического центра – деревни Валорано –  еще днем приглашали к себе в гости, обещали показать танцы и вообще предлагали отдохнуть культурно.

Без преувеличений можно сказать, что визит в деревню стал самым интересным и всеобъемлющим опытом знакомства с жизнью аборигенов Вануату.

Женщина-гид, сопровождавшая нас на протяжении всего пребывания в центре, активно давала пояснения происходящим событиям и охотно отвечала на вопросы.

Для начала местные жители, украшенные разноцветными петушиными перьями, в национальных повязках и юбках под аккомпанемент целого барабанного оркестра исполнили хореографическую программу. Каждый из танцев имел свое особое предназначение. Под первый традиционно осуществлялась передача власти от отца к сыну, вторым женщины показали ожидание возвращения мужчин с войны, а заключительный номер регламентировал форс-мажорные обстоятельства, связанные с преждевременной кончиной вождя, старший сын которого не достиг восемнадцатилетия – необходимого возраста для получения права правления.

После весьма эмоциональных плясок нас провели на импровизированную кухню, где поэтапно раскрыли секрет приготовления одного из островных блюд «лап-лап». Пока молодые юноши-туземцы, добыв силой трения живой огонь, разводили от него костер, женщины продемонстрировали кулинарный мастер-класс. Они очистили бамбуковым ножом зеленые бананы, затем растерли плоды на самодельной терке из черенка листа кокосовой пальмы, полученное пюре завернули в пальмовый лист и упакованный таким образом батончик поместили в бамбуковую палку. Далее этот нехитрый противень положили в открытый огонь. Время готовности блюда определяется очень просто: как только бамбук чернеет – его пора вытаскивать из углей. Полученную печенную колбаску женщины кусочками разложили на банановых листьях, в качестве соуса подали разбавленную водой кокосовую стружку, предварительно соскобленную из половинок ореха створкой раковины. Если у вас под рукой нет зеленых бананов – не беда: смело доставайте из холодильника таро или ямс. Из них тоже получится превосходный лап-лап.

После легкого обеда начались курсы вязания из пальмовых листьев. Оставалось только удивляться, как споро в умелых руках стебли превращались в прочные циновки, незатейливые игрушки и кровлю для крыш. К слову сказать, срок службы местной плетеной хижины, совершенно непрочной на вид, составляет до двадцати лет.

Интересно было узнать об обычае рисования аборигенами на песке. Грамоте туземцы были не обучены, но записки своим соседям оставлять умели. Так, к примеру, если у хижины был изображен плод хлебного дерева – это означало, что хозяин ушел на огород, если косяк рыбы – отправился на рыбалку. Начерченная ящерица обозначала «отдыхаю, не беспокоить», а бабочка – «просто гуляю, ничего не делаю».

Больше всего же во всем проведенном мероприятии поразило искреннее удовольствие самих участников от того, что они делают. Было заметно, что и взрослым, и детям не только дорога и интересна история и культура предков, но и делятся они своими традициями с огромной радостью и большим желанием.

Расставались тепло, широко улыбаясь и благодаря друг друга.

После посещения деревни Валорано знакомство с Вечной Землей единогласно посчитали успешно завершенным и незамедлительно отправились навстречу новым берегам.

Другие заметки