Заметка

Гора Ко, Кин-Дза-дза и другие

Мы хотели не просто сделать тукита на вершине, а спуститься к «по-ту-стороннему» озеру и проверить, нет ли подходящего 1Б альпмаршрута с изнанки г. Столовой. И все это за 1 день.
Гора Ко, Кин-Дза-дза и другие

Если жизнь пошла такая, что вырваться можешь только на три дня – приходится напрягаться и успевать все самое любимое в прессованном виде, а что делать? Правда, порой глаза на лоб лезут от интенсивности нагрузок и впечатлений, лапы ломит и хвост отваливается. Зато потом можно всю жизнь владеть пережитым, а в кругу понимающих довольно жмуриться, важно кивать и посмеиваться: да, это мы здорово тогда прошвырнулись.

Вообще на гору Ко зайти не трудно, если быть в нормальной форме, иметь достаточно времени и везет с погодой. С формой у нас было туда-сюда, погода была просто сказка, а вот времени на все наши замыслы было впритык. Мы хотели не просто сделать тукита на вершине 2004, а спуститься к озеру, что виднеется в долине по ту сторону, да еще потом проверить, нет ли подходящего 1Б альпмаршрута на вершину Столовую. И все это за день. Потому что их всего было три, с учетом 15-километровых подходов до базового лагеря.

А тут еще дорогу перемыло. И нам накинуло еще километров пять в сторону. Итого 20 туда, 20 назад, а там сколько нарулим, будет видно.

Кирилл сразу сказал: идем максимально налегке, ничего лишнего. Я прям взяла себя в руки и постаралась. Какой чудесный получился рюкзачок! Всегда бы так, честное слово!

Подходы к горе чудо как хороши – почти все время вдоль веселой шумной речки с золотисто-прозрачными водами – свесишься в нее лицом, и пьешь, и охлаждаешься, и всё ненужное утекает... 

То по уютной тропе среди изумрудных кружевных папоротников, то между огромных тополей Максимовича в три-четыре обхвата. Во мху цветет все, что можно, включая местные орхидеи, птицы поют, ветер шумит где-то по верхам. 

Орхидея Калипсо Луковичная

Кусты смородины и багульника, елки, пихты и кедры одуряющее пахнут на солнце — воздух не вдыхаешь, а пьешь, такой он студеный, наваристый, душистый. Если бы еще тропа не была перевалена стволами упавших деревьев, через которые надо то перелезать, то проползать… Но это — чтобы каждый гору свою заработал и цель вкуснее казалась.

В общем, ранним вечером пришли мы на большую поляну, успели даже с Кириллом семейно посидеть на островке помедитировать, в отдалении от лагеря, но спать ушли рано, ибо на следующее утро подъем нас ждал в 4.30, с рассветом. И с дежурством. Сварили на всю толпу еды два котла, чаю, кофе, объявили побудку и выдвинулись по своему плану. Группа, с которой мы заехали, была разношерстная и такая большая, что страшно даже цифру называть, а мы работали своей горношкольной командой, ввосьмером.

Ночевали мы на высоте без малого 1000 м над уровнем моря, а вершина Ко, с учетом каменного тура, сложенного энтузиастами, 2004 метра, и путь на нее лежит через соседнюю сопку Столовую, с потерей высоты на остром гребне-перешейке Динозаврике. Окружена Ко поясом кедровых стлаников, но если уйти на отрог правее ручья, есть возможность обойти их.

Зачем обходить стланики?

Представьте, что перед вами густое переплетение упругих смолистых ветвей выше человеческого роста, где приходится то протискиваться, то шагать по качающимся стволам (и протискиваться одновременно), тебя отбрасывает обратно, и все это в гору, а под вами камни, поросшие багульником, между которыми проваливаются ноги… Соседей перестает быть видно метра через два, только треск стоит да ласковое слово, да душистые хвойные лапы качаются. Я стланики очень люблю. Просто люблю и все. Но физически это тяжело, и времени теряется много. И люди тоже частенько теряются, стоит только отстать. И вот всю эту прелесть, к моему сожалению, мы взяли и обошли, по сказочному лесу без подлеска, замшелым валунам, а потом по полянам смачной ядовитой чемерицы на месте стаявших недавно снежников, и по снежникам, еще не стаявшим. Бродвей.

Клювики чемерицы

Чемерица, такая сочная, стрррашно ядовитаяяя!

А вот и каменные россыпи.

Сыпуха – это все равно что лестница в небо. Если она хорошо слежавшаяся, шагаешь с камушка на камушек, и высота набирается быстро и незаметно. Вокруг уже синий простор, свежий ветерок, поляны цветов — вольная воля, ради которой мы сюда и ходим.

Выбрались на Столовую. Хэхэй! Можно поваляться под бесконечной синевой, разуться на мягком щекотном ковре микрорастительности, попить, перекусить, впитать в себя всю красоту мира – и знать, что это только начало!

Наконец-то я иду по знаменитому Динозаврику, соединяющему две вершины. 

Вон она, Ко

Местами ползу, на трех и даже четырех конечностях, потому что кое-где перешеек узковат, крутоват, и надо соблюдать осторожность. 

Столько слышала про него! Два года назад с него сдуло группу и мокрым снегом присыпало, так они до Ко в тот раз и не дошли, вернулись. Сейчас солнце, небо синющее, ветерок овевает ласковый… 

Отсюда хорошо видно озеро в долине ручья Чангли-Дзава (Чунга-Чанга? Нет, лучше Кин-Дза-Дза). Но туда мы пойдем позже, сначала – Ко.

Ко в переводе с языка коренных народов значит Ведьма. Сейчас это, скорее, фея крестная, уютная, домашняя, но я хорошо знаю, как умеют меняться горы, даже такие небольшие, как наши. Утречком мы разглядывали облака, обещающие перемену погоды, кто-то ссылался на дождь в Яндексе. Поэтому сильно не спешим, но и не задерживаемся. 

Рюкзаки бросаем на перевале, поднимаемся правее скальных сбросов по тропе на Ко, дальше предвершинное плато, обширное и почти ровное, и пупырь с туром.

Народ натащил сюда, по обыкновению, всякой всячины: памятные таблички, дорожный знак, гантель, затолканный между камнями флаг Хабаровского края – флагшток, говорят, был, но флаг оказался долговечнее. Даже свой динозавр тут живет, пластмассовый, мелкий, но гордый.

Навстречу нам спускаются знакомые парни с Приморья – где ж еще встретиться, как не на Ко! Позади, на гребне Столовой на фоне неба виднеются точки первых восходителей из нашего лагеря. Возвращаемся к рюкзакам, встречаемся с самыми сильными, опередившими основную массу народу. Над каменными сбросами на спуске с Ко надо вовремя повернуть налево, чтобы спокойно спуститься, спасибо, пока я в сомнениях разглядывала склон, мне снизу махнули в нужную сторону. 

Один участник нашей команды горами наелся и остается ждать нас наверху. Мы, переместив запасы еды и воды из рюкзаков в организмы, забираем полупустые вещи и уходим вниз к озеру. Спускаемся по кулуару со следами временного водотока. То и дело пересчитываемся, каждый раз не сразу вспоминая, что нас теперь не восемь, а семь, значит, вот они все, порядок.

Внизу встречаем недотаявший снежник. Из-под него журчит ручей, отлично! Можно пополнить запасы воды, напиться и умыться.

Зигзаг удачи

Здесь остается еще один член команды, бросаем шмотки, любуемся бескрайним полем стлаников. Юююху, на этот раз нам их не миновать.

Однако Кирилл снова выводит нас к цели, почти не задев кедровые заросли, по пружинящим полям цветущего багульника. 

И вот мы уже прыгаем через глубокие каналы, бродим в сухой траве, разглядываем заболоченное озеро, которое издалека выглядело привлекательнее, чем вблизи. Но зато мы теперь точно знаем, что тут и как, и не останется неудовлетворенного желания «вот бы сходить еще и туда». И без того слишком много таких желаний приносишь с собой из каждого похода.

Время начинает поджимать. Впереди, как не крути, стланики, а потом неизвестный подъем на Столовую, который вроде просматривается и выглядит некатегорийным, но бывает всякое. 

Подъем ждет

Усталость накапливается. Да и тучки небесные, вечные странники, что-то решили скучковаться… Мальчишки, однако, успевают искупаться в одном из каналов, а мы, отвернувшись, с завистью слушаем их бодрящие вопли и рычания – водичка-то ледяная.

Подбираем отдохнувшую Катю и выдвигаемся на штурм стлаников. Скорость перемещения смехотворная. Процесс напоминает попытку прорваться через череду мокрых простыней: машешь руками, раздвигаешь ветви, опора уходит из-под ног, цепляешься за что придется, куда-то валишься. Кайф для избранных. Я начинаю разговаривать сама с собой: «А сейчас тряпка соберется и пойдет дальше!» Потому что силы заканчиваются.

Но вот мы выбираемся на огромный валун, головы одна за другой появляются над колышущимся морем хвои, наконец мы выныриваем все – ура, до начала благословенной осыпи остается несколько метров! Набираемся сил и снова ныряем.

Сидим на камнях. Впереди снова подъем на Столовую, теперь уже с другой стороны. Выглядит простым дуротопом, значит, потихоньку-помаленьку выползем.

У каждого уже свой набор спецэффектов: кто-то провалился между камней и потянул щиколотку, кто-то натер ноги еще вчера, кто-то сегодня, и так далее. Живее всех живых Стас и Рома. Рома наконец освобожден от должности замыкающего и взлетает на перевал первым. Мы с разной скоростью мелкими перебежками набираем высоту, то и дело присаживаясь передохнуть с видом на долину Чангли-Дзавы и снежные сбросы горы Зенит.

Да, вот еще бы на Зенит! Но не сегодня. Нам бы до 18 на вершину подняться, ведь оттуда еще до лагеря немалый путь. Ждет ли нас еще Лена?

То и дело хохочем, травим байки – отвлекаемся от усталости.

Верх осыпи превращается в травянистый склон, шаг, шаг, шаг, правой, левой… А вот и Лена! И вершина. И снова здравствуйте. 17.20.

Отдыхаем. Опять едим. Допиваем воду, принесенную с другой стороны водораздела. Встречаемся с заключительными участниками сегодняшнего восхождения из огромной нашей группы, любуемся на уникальные видеосъемки брачных игр местных йети и гонки за зайцем. Затем разными дорогами уходим вниз. Кто-то упорно через стланики, мы – в обход. Правда, на спуске мы не попали на ту, близкую к идеальной, линию подъема, где не было бурелома, пришлось снова поперешагивать, поподныривать, побалансировать… До лагеря надо снова потерять почти тысячу метров по высоте. Коленки скрипят, руки и те устали работать палками. Ну да ничего. Гадаем, оставят ли нам ужин. Еще больше интересует, все ли спустились с горы. С нами спускается замыкающий Вова, но о том, как люди исчезают прямо из середины каравана, мы знаем слишком хорошо… У Вовы есть рация, кто-то что-то докладывает в нее время от времени, и это внушает мне иллюзию того, что ситуацию где-то контролируют. Правда, потом я услышала, что мы тоже выходили на связь, от озера, и сообщали, что у нас все в порядке. Видимо, это были йети, потому что у нас рации с собой не было.

Пока сидели у костра, начальник нашего обширного каравана несколько раз поменял время завтрашнего подъема и время завтрака. Выход вроде назначили на семь, но черт его знает. Махнули рукой, пошли в палатку, завели будильник на шесть.

Чай мерещился мне, как оазис в пустыне, полночи. Я даже порывалась встать и вскипятить его столько, чтоб аж булькало, но тело мое сказало «Цыц. Лежать!». 35 км и 4 км перепада за день, с 6 утра до 21 — лежать и спать.

Когда снаружи начали лупашить в тарелку, мы сперва зашевелились, но потом вспомнили, что мама – анархия, и посмотрели на часы. Пять утра! Переглянулись, легли обратно.

В семь вышли на тропу домой. Держались своей командой, собирались на ключевых местах, отдыхали по графику: вчерашний прошвыр давал о себе знать. Стас и Ромка шагали бодрячком, остальные хромали кто на что. С этой стороны тропа открывала новые красоты. Некоторых мест я то ли не видела, то ли не запомнила… 

Найди диплодока :)

Тучки, кстати, вчерашние пронесло куда-то в Заозерье, и мы снова ловили солнечных зайчиков на звонких бурунах.

Сегодня все 20 км выхода ждали нас одним куском. По приезду-то первые 5, что за промоиной по дороге, мы пробежали ночью, потом поспали у моста, и со свежими силами в бой, теперь же они достались нам на сладкое и показались ооооочень длинными. Наконец впереди показался Стас, который оставил у машин рюкзак и возвращался помогать отстающим. Он бежал! Воистину, эта картина приятно поражала. Затем нам встретился и Рома. А вскоре показались и машины, и финишный переход промоины в рост человека по двум бревнышкам. Всё. Три денечка, гора Ко, Столовая с двух сторон, простор, свобода, дальние дали, душевная компания, две отвалившиеся подошвы, два порвавшихся пополам кроссовка, и хоть альп.перспектив не обнаружено – было хо-ро-шо. Славно поразмялись.

Другие заметки