Заметка

Пик Тальцинский: девочка, ты здесь добровольно?

Этот вопрос задал нашей семилетней дочке взрослый парень, который встретился нам на обратном пути. «Да!» – гордо ответила Полина. Но на самом деле все было не так просто.
Пик Тальцинский: девочка, ты здесь добровольно?

То ли устала уже дочка от путешествия, то ли просто день не задался, но начинался наш путь на пик Тальцинский хребта Хамар-Дабан как одно сплошное преодоление. 

Живописные подходы по тропам сказочного замшелого леса – по ровному —  мы прошагали более-менее бодро. 

А вот как начался набор высоты, тут у Полины совсем желание идти пропало. И не то чтобы там было как-то особенно тяжело, нет, хорошая тропа, дочка ходила еще и не такое. Но вот именно не хотелось ей. 

Все наши попытки как-то переключить ребенка, обычно успешные, в этот день не срабатывали.  Обычно помогает накормить и рассмешить – но не тут-то было. Мы, конечно, двигались в сторону цели, но было нам всем невесело, а если нет радости от восхождения, то зачем оно?

А вокруг было классно! Разгар лета, деревья до небес, вот уже и просторы начинают открываться, черника ковром по обе стороны тропы, погода самое то – не холодно и не жарко. 

Людей на удивление почти никого. Когда мы вышли на гребень и с обзорной площадки нам открылся водопад – тут вообще дух захватило!

Подъем крутой, конечно, но предшественники проделали уже всю основную работу – не надо продираться сквозь кусты, не надо смотреть в карту, просто шагай вверх по отчетливой тропе.

Пик Тальцинский – объект популярный, одна из ближайших, доступных и при этом красивых вершин хребта Хамар-Дабан. Начало тропы – по указателям на территории базы отдыха «Теплые озера» на реке Снежной, что впадает в южную оконечность Байкала. Поворот на базу в районе поселка Выдрино.  

Вход на базу платный, но мы видели людей с рундуками под чернику, которые обходили забор и ворота слева, ближе к реке. Сами мы заехали машиной на одну из стоянок у реки Снежной, порадовались, что можно провезти собаку (хоть суриката, как нам сказали на входе, но на этот счет мы не подготовились). Вокруг бродили лошади и пони, наша лайка выпрыгивала из шкуры от счастья (пришлось его привязать), Полина тоже была в неподдельном восторге (ее мы привязывать не стали). Охраняется территория или нет, было неясно, но наш чек об оплате проверили несколько раз, и палатка дождалась нас в целости и сохранности. Однако санитарное состояние территории настроение портило изрядно. К биотуалету было страшно даже подойти, соответственно, все окрестности были загажены, на самой стоянке тоже пришлось проводить экстренный экорейд. Охрана сказала, что в их функции уборка не входит, в чьи входит – они не знают, и вообще, езжайте за пару километров по разбитой дороге жаловаться в администрацию. Чем больше будете жаловаться, тем лучше станет база.

Мы жаловаться не стали, потому что с самого утра отправились на гору. Облака то набегали, то разбегались, Кирилл нес рюкзак с дождевиками, аптечкой, перекусом и питьем. Собака радостно скакала по окрестностям после нескольких дней, проведенных в машине – хребет Хамар-Дабан был лишь одним пунктом в нашей семейной автопоездке из Хабаровска на Байкал. 

Рэя никогда не приходится уговаривать куда-то идти, а вот на Полину уходили все наши моральные силы. В итоге мы договорились, что дойдем только до горных озер – очень мне хотелось там побывать! А на вершину не пойдем.

Когда мы, переполненные черникой, с черными губами и синими зубами, поднялись на моренный вал, подпирающий озера, оказалось, что вершина – вот она, прямо перед нами, рукой подать. 

Осталось преодолеть один крутой взлет и немного пройти по гребню, который выводил уже на самый пик. Увидев такое дело, Полина сказала: «Да пойдем уже до самого верха, чё. Тут осталось-то!»

Перекусив на берегу первого озера, мы двинули вверх по крутой каменистой тропе небольшими переходиками по нескольку десятков шагов. 

Каждый раз, останавливаясь перевести дух, я оглядывалась на все более и более широкий мир. Вот уже стало видно несколько озер, а вон еще одно показалось, а горы напротив синим градиентом исчезают в тумане, а вот солнечное пятно прорвалось сквозь облака и ползет по поверхности озера, высвечивая его изумрудную глубину. Туман то набегал, то откатывался, все вокруг дышало и жило, в голове стучал пульс, я не знала, за что схватиться: фотоаппарат, камера, телефон? 

Кирилл и Полина спокойно, медленно, но верно продолжали набирать высоту, муж подстраховывал ребенка на участках, где камни так и норовили укатиться из-под ног.

На финальном гребне идти стало совсем трудно – из-за того, что нам открылись виды на другую сторону: на Байкал, на волны сопок, на клубящиеся облака совсем рядом. 

Ну невозможно глаз отвести, а надо под ноги смотреть: корни, камни, слева резкий обрыв. Вершина была уже близко, но ее закрывало быстро бегущими тучами. Красота была грозной, картина мира постоянно менялась.

На вершине мы провели почти час. По плану, чтоб успеть спуститься на ровное до темноты, должны были начать обратный путь не позже 14.00, и нам как раз хватило кайфануть, отдохнуть, нафотаться, перекусить. 

Повезло: облака несколько раз разрывало и открывались виды во все стороны. 

Было холодно и ветрено, но мы подготовились, приоделись. Откуда-то снизу прилетал дрон, мы помахали ему.

На обратном пути встретили взрослых, которые догнали нас на озере. Когда мы ушли вверх, они остались отдыхать.  Теперь мы спускались, а они все еще шли наверх. Тут и произошел разговор между парнем и Полиной. 

— Девочка, скажи честно, ты здесь добровольно?

— Да!

Дочка в этот момент испытала определенную гордость, тем более, что подняться на самый-самый верх – это действительно было ее решение, когда уже ни я, ни папа в это не верили. Парень попросил Полину передать отстающим, что они… эээ… ну… В общем, слабаки они, девочка!

Девочку нашу все это окрылило, пока не начался спуск к озеру с сыпучими камнями. 

Тут пришлось срочно на ходу сочинять длинную-предлинную сказку, ведя ее за руку. Полина, как заколдованная, шла за мной и только подгоняла: «А что дальше? А дальше что?» 

Пришлось мне продолжать рассказывать и вторую часть, и третью — до хрипоты. Чтобы немного отдохнуло горло, я попросила дочку тоже рассказать мне сказку. Так мы и спустились до самого низа, всего с парой-тройкой передыхов (в процессе которых повествование «ставилась на паузу», и дочка в нетерпении подпрыгивала, что она уже отдохнула, пойдем-пойдем).

В конце концов, густые сумерки застали нас на дороге к палатке. Мы дошли последние километры с фонарем. И у меня уже отваливались ноги, а Полина неслась вприпрыжку вперед, обгоняя уставших путников. Из-за долгой раскачки наше путешествие на пик Тальцинский заняло 13 часов. За это время туда-обратно мы прошагали 20 км с набором высоты 1200 м. Сам пик Тальцинский 1806 метров высотой. У дочки новый рекорд, у нас, как у родителей юного путешественника, наверное, тоже.

Елена Кочегарова, Кирилл Горохов, Полина Горохова

Другие заметки