Заметка

Выбор

Большое путешествие дуэтом на хребет Сунтар - Хаята, массив горы Берилл - высшей точки Хабаровского края. 300 км за 20 дней автономного похода пешком по совершенно диким местам.
Выбор

Каждый раз, делая выбор, мы не знаем, что этот выбор сделает нам.

Мы сделали свой выбор и это путешествие перевернуло всю нашу жизнь.

Из записок путешественников:

Вот уже вторые сутки сидим под Бериллом, теряем немногочисленные запасные дни. Сегодня ночуем на леднике в непосредственной близости от горы. Берилл, как всякая серьезная вершина, проявляет свой характер, не подпуская нас к себе. Он подстелил глыбу тысячелетнего льда, выстроил стену из проливного дождя, накрыл туманом, который настолько плотный, что кажется выходит за рамки физических законов. Находясь у подножья горы, мы ее совершенно не видим и только ощущаем неприветливое дыхание. Пока справляемся с атакующей нас со всех сторон сыростью. Потому что туман, потому что дождь, потому что ледник. В палатке более-менее тепло, есть запас еды и газа. Труднее всего находиться в замкнутом пространстве длительное время, ведь весь организм нацелен на движение вперед и вверх.

Почему туристы свои маршруты называют походами, а в кинофильмах герои идут в путешествия? Поход – это выверенный маршрут. Строгий и опытный руководитель, действующий по четкому графику. Путешествие же, это нечто иное с нелепыми обстоятельствами и всегда с удачными выходами из каждой безнадежной ситуации. В походе не то чтобы нет эмоций, они есть, но они ровные и всегда положительные. В путешествии эмоции – это качели настроения. Восторг сменяется напряжением, тревогой и также внезапно возвращается к триумфу.

В путешествиях сама обстановка подсказывают план действий. Отступить или пойти напролом. Поход – это предсказуемое мероприятие с непредсказуемой погодой, но прогнозируемыми решениями при различных ее вариантах. В путешествиях погода известна в своем полном наборе всех бедствий, будь то штиль, или ураганный ветер, туман, нескончаемый дождь, внезапное похолодание, опережающее время на месяц. Поход начинают и заканчивают. В путешествие рвутся, из путешествия вырываются. Так просто оно не отпускает. Поход - это напряженный труд, а путешествие - это сражение. Мы планировали поход, а оказались в путешествии.


Из записок путешественников:

Приветливая и уютная долина реки Сетаньи, поначалу удивляющая нас гранитными воротами и сухими ровными травяными полянками, по велению волшебной палочки непогоды, сменилась на мрачное ущелье, с ревущим на дне каньона серым потоком реки. Разбушевавшееся вода с легкостью ворочала огромные валуны и двигала их вниз. Опасный леденящий брод. Еще и еще один. Мы сбиваемся со счета, мечемся от одной стены каньона к другой и в конце концов упираемся в «непроход». Вся река сошлась в одно место - узкую щель. Но путь всегда есть. Опасный, рискованный, это тот путь, который своими скальными сбросами еще долго будет будоражить нашу память.

Из записок путешественников:

Губы шепчут заклинание – не торопиться, не торопиться, выверять каждый шаг, каждое движение. Заклинание бесконечное как этот склон и простое как цель - спуститься по нему. Скользко. Вчерашний снег сделал свое дело. Шаг за шагом складываем в метры. Драгоценные метры вниз. Метр за метром складываем в путь. Путь к победе. Камень за камнем, жандарм за жандармом. До чего же «живые» камни на Берилле. Гора напоследок выстреливает снежный заряд. Но мы на леднике у подножья на другой стороне. Ненастье не дает нам осознать того, что мы сделали для себя. Это придет позже. Пока надо разместиться. Тут срабатывает относительность времени. Кажется, бесконечным выбор места. Марена забирает завтрашние силы.  Тут сыро, тут камнеопасно. От усталости складывается иллюзия, что рюкзаки сами выбирают себе место. Мы заслужили уважение у горы и уважение у себя, уважение у тех, кто был тут до нас и будет после. Завтра будут новые планы, новые мысли и новое меню))).

Что же тянет людей в горы, чем они -  горы отличаются от городов. Кого-то города манят бездушным комфортом. Они меняются за одну человеческую жизнь до неузнаваемости, расширяясь и увеличиваясь. А кто-то попал в ловушку гор случайно и навсегда. И теперь они обречены покорять друг друга. Горы меняются эпохами или не меняются вовсе. Человеку под силу менять города, но не под силу изменить горы. Каждый из нас для себя делает выбор – посетить больше городов или повстречать больше вершин. Горы - это волшебство, это чары, это духи, непредсказуемость. Города – это расчет, обыденность, суета. Горы - это высь, это даль, стремление. Города, это близко, ровно, это скучно.

Из записок путешественников:

Сейчас состоится шахматная партия с рекой. Кто кого. Пересчитываем протоки: одна, вторая, третья… Ширина их и скорость течения не видны. Вот шест, который помог нам перебраться сюда, ожидает нас на том же месте. Он нам помог тогда и поможет сейчас. Суеверия! Куда же без них на долгом пути. Мы у реки и первый ход за нами. Бродим протоку, которую присмотрели еще накануне. Молниеносно преодолеваем ее, потому что капли на одежде быстро превращаются в лед. За ней следующая, но это ловушка. Западня, выстроенная рекой, ее ответный ход. Еще один шаг, и мы будем повержены мощной струёй. Приходится отступить и перенаправить свои силы на другой участок реки. Все заново. Снова бродим относительно спокойный рукав. Цепкий взгляд замечает невидимую траекторию по основному руслу. Откуда-то с небес сваливается мысль: если не здесь, то больше нигде. Вот он шанс, и он единственный. Последнее действие началось, кто кого. Двигаем сначала одну фигуру вперед: «Шаг, шест, взгляд. Стоять. Я сильнее реки. Еще шаг. Наступило равновесие, не река, не я. В этом месте подаю знак, что все в порядке. Это точка принятия решения. Тут мощь самой реки встает на мою сторону и подталкивает сделать шаг в правильном направлении. Всё, я сильнее её. Но тут же приходит осознание: нет, это только треть от того, что предстоит сделать. Мы же оказались на разных берегах. Надо идти обратно». Но река как-то неожиданно сдалась и вот мы уже вместе на другом берегу. Плач радости, восторженные вопли и ода шесту.

Из записок путешественников:

Нет ничего проще в последнем броске по старой тракторной дороге. Но ее нет. Как говорят местные: пришла большая и черная вода. Нет ничего проще пройти лужайку по траве. Но трава растет изо льда, а под ним все та же вода. Легкие болотца, пристанище для безобидных комаров, превратились в страшные картины из детства с топями, из которых невозможно выбраться без помощи друг друга. Недоумение перерастает в непонимание, а потом в злость и бессилие. Одежда не выдержала давно и вот-вот не выдержим и мы. Ни о каком обеде или перекусе не может быть и речи. Но отдых нужен просто как воздух. На незначительных островках леса падаем в брусничник. Вкус этой замерзшей ягоды останется с нами навсегда. Согреться можно, расправив палатку, но глупо разбивать лагерь, не дойдя несколько сот метров до конца маршрута. Одна серая гладь болота сменяет другую. Пробивая замершими ногами лед, мы идем вперед, а там очередная серая гладь замершего болота. И мозг уже отказывается понимать происходящее и бороться. И вдруг, болото нас обмануло! Серой гладью оказалась легендарная «дорога костей». Вот так мы побывали в шкуре её строителей всего один день, а они строили, боролись и умирали в отведенный судьбой им срок.


Другие заметки