Заметка

Как меня на Алтае похитили

Сегодня я расскажу вам о похищении невесты на Алтае. Той невестой много лет назад была я.
Как меня на Алтае похитили

Немногие знают, что алтайцы относятся к тюркской расе со всеми вытекающими особенностями национального характера. У этого горного народа, к примеру, есть традиция похищения невесты. 

Однажды и я нарвалась на горячего алтайского парня. Это было много-много лет назад, когда я в составе делегации Алтайского госуниверситета приехала принимать в местный вуз экзамены, потом для нас устроили тур в горы, где я познакомилась с женщиной по имени Кюмюш из отдаленного горного села. Ее сын Амыр помогал ей устроить ужин на природе для нашей группы и с интересом поглядывал на меня. После Кумюш предложила мне 200 баранов и большую юрту в самом высоком месте села Кош-Агач, откуда она родом, чтобы я согласилась выйти за Амыра замуж. Естественно, я не восприняла ее слова серьезно. (Начало этой истории я рассказала ранее в заметке «Почему на Алтае дают два имени»).

После сытного обеда я решила в одиночестве прогуляться вдоль горной реки Катунь и немного искупаться. Сейчас я знаю, что  Катунь берет свое начало с ледника Геблерау горы Белуха и именно поэтому такая холодная (не выше + 13–15°С даже в июле). А тогда моя попытка искупаться так и осталась попыткой…

На той прогулке меня поразил шум, который исходил от бурлящей реки и, конечно же, ее ошеломительная дикая красота. Пороги, играющие на солнце всеми цветами радуги, суровые гранитные берега и утесы вдоль берега. Живописные горы, стоящие вдоль реки, словно рать сказочных богатырей. Хрустальной прозрачности ключи и звонкие ручейки,  впадающие в бушующий поток Катуни…

— Аня, иди сюда! – позвала меня Кюмюш.

Иду навстречу. Кюмюш подъезжает на джипе, за рулем – сын.

 - Садись, давай!

— Куда поедем? – спрашиваю я скорее для проформы, т.к. полностью уже прониклась к этой милой женщине.

— Давай-давай, садись!

Я заинтригованная усаживаюсь в машину. Кюмюш заявляет: «А ведь крадем мы тебя, невесткой моей будешь!» По-прежнему не веря не единому слову, я только усмехаюсь. Понимаю, что это правда, когда дорогу нам перегораживает возмущенная команда профессорско-преподавательского состава, дружно взявшаяся за руки и перегородившая дорогу. Слышу: «Ты с ума сошла?! Аня, как так можно?! Ты что не понимаешь, что у них это норма — воровство невесты?» Первый и последний раз в жизни получаю «по попе» от проректора университета, причем в буквальном смысле слова. Еду с чувством вины домой. И вот уже много лет после этого случая думаю: «А может быть зря? Зря я тогда вышла из машины? Все-таки 200 баранов! И самая большая юрта в селе!»

Вообще к браку алтайцы относятся крайне  серьезно. Большинство из них впервые вступают в законную связь только лет в 25. Хотя слово «впервые» здесь не самое подходящее, т.к. алтайцы предпочитают жениться или выходить замуж единственный раз в жизни. Они считают, что можно развестись физически, но раз скрепленные души остаются вместе навечно. Если же все-таки дело доходит до развода, то на бракоразводном процессе присутствуют со стороны женщины  только представители ее рода. Сама разводящаяся в этот момент грустит дома. Алтайцы объясняют это тем, что женщине нельзя волноваться, ведь ей же еще детей рожать, оправляться морально после разрыва с мужчиной…  И именно потому, что женщине труднее адаптироваться в трудных ситуациях, ей остается все имущество после разрыва, включая выплаченный ранее калым. Эх, нам бы такие традиции, может быть мужчины бы стали относиться к браку более трепетно…

Другие заметки