Заметка

Собо́р Пари́жской Богома́тери, Нотр-Да́м или Notre-Dame de Paris

По случаю всеобщего внимания к теме не мог удержаться и не вспомнить каким я его застал в 2013, в год празднования его 850-летия
Собо́р Пари́жской Богома́тери, Нотр-Да́м или Notre-Dame de Paris

Прогуляемся вместе, со стороны Скар-Барье сквера на мысу острова Сен-Луи, где мы жили на улице, что характерно, Сен-Луи ан Л`Иль, в небольшой квартирке, снятой с помощью еще только набиравших обороты интернет сервисов. Остров Сен-Луи долгие векаоставался не застроенным и служил «задним двором» при Нотр Дам, с огородами и прочим подсобным хозяйством. Современный вид приобрел в основном в 19 веке, хотя на нем есть несколько средневековых построек и церквей. Большинство дуэлей происходило именно здесь, в укромных уголках пешей доступности, так как дуэль, как вы помните, дело  незаконное и гвардейцы строго их пресекали, когда хотели. По мосту Сюли мы перешли на левый берег Сены и успев сделать первое фото собора который виден за мостом Турнель.

По нижней набережной, которая здесь, ка и во многих местах Парижа двухуровневая, прошли под мостом Турнель — постройка начала 20 века, но выглядит старше.

Вот мы подошли к острову Сите.  С правой стороны видно протоку между островами Сен-Луи и Ситэ,  а левее мыс острова Ситэ над которым возвышается Нотр Дам

По Сене довольно активное движение разнообразных туристических и не очень судов.

Ближайший к собору пешеходный  мосту О`Дубль. Он связывает Сите и несколько кварталов, которые в 2009 году были набиты разнообразными ресторанами европейской кухни, помню, я там брал чудный набор морских тварей на льду. В 2013 году мы это место не узнали, в основном Донер Кебаб и прочий фастфуд.

Перейдя мост, оказываешься на площади у Нотр Дам со стороны центрального входа и фасада из знаменитых двух башен и витража «розы». Здесь же нулевой километр, то есть начало всех французских дорог.

На фото видно, что собор как будто чуть перекошен. Частично это из за искажения перспективы, а частично, потому как ближняя башня действительно чуть выше дальней. Если присмотреться, то видно, что они на самом деле немножко разные, можно играть «найди отличия». Например, треугольник над аркой левой башни. А еще можно посчитать скульптуры королей.

Башни — это колокольни, в одной из них самый большой колокол франции, который зовется Эммануэль. У него/неё же, что естественно, и самый большой язык. Этот колокол из старых, остальные переплавили на пушки в начале 19 века, а потом восстановили.

Интересная вещь, мы воспринимаем готику как мрачную, суровую историю. «Готы», «готично» это все слова с таким черно-белым уклоном. Примерно таким:

Но во времена постройки, судя по всему, это воспринималось совершенно иначе. Среди мрачных, быстро чернеющих на улице приземистых грубых деревянных построек, возвышался ажурный, светло-желтый или почти белый храм, который на этом фоне выглядел как белоснежное кружево. Светлым он был и снаружи и внутри — надо понимать, что внутри храмов были так же светлые стены и огромные окна, что по сравнению с обычными домами той эпохи было очень светлым помещением.

То есть, готика, это свет и радость, это легкость и возвышенность того времени. А вовсе не то, что подразумевается в современной масс-культуре. Да?

Интересно еще обращать внимание на то, какая степень детализации была в постройках и старинных вещах. Как много человеко/часов тратилось на казалось бы не важные и не нужные вещи. Однако тогда, это считалось совершенно необходимым. Это вот просто двери и дверные петли.

А это одна из скульптурных групп

Святой с головой в руках это Дионисий Парижский. «Дионисий, согласно преданию, стал первым епископом Лютеции (Парижа). Во время преследования христиан языческими властями все три проповедника были схвачены и брошены в темницу. Наутро мученики были обезглавлены на вершине Монмартра (ныне в черте Парижа). Именно в связи с казнью трёх святых эта гора и получила своё современное имя (фр. Montmartre — гора мучеников). Святой Дионисий взял свою голову, прошествовал с ней до храма и только там пал мёртвый. »

По современным меркам, в храме темновато. Но, как я могу предположить, для тех времен это было светлое помещение.

Фотоаппарат, да еще без штатива, плохо передает атмосферу, человеческое восприятие отличается. Но примерно что то среднее между фото сверху и фото снизу. Кстати, напомню, что фото смотрятся лучше если на них кликнуть и развернуть.

А это, если направить взгляд вверх, тот самый каменный свод, который удержал пылающие обломки кровли и ради сохранения которого пожарные не лили воду сверху и тем более не сбрасывали её с вертолетов, считается, что это один из первых случаев применение такой технологии создания сводчатого каменного потолка, с нервюрами (жилка, прожилка) — рёбрами в конструкции готического свода.

Судя по всему, в результате того, что весь пожар прошел сверху каменных сводов, внутри, в соборе уцелели огромные витражи картины, которые не могли вынести во время пожара. Вроде той, что видна на этой фотографии

Спаслась наверное и эта картина, не смотря на всю свою спорность она скорее всего продолжит украшать собор

А вот этот витраж, говорят, поврежден, он находится в центральной части, там где горел и рухнул шпиль.

«Свечки» уже в 2013 были светодиодные. Включить такую «свечку» с таймером стоило 5 евро.

Маленькие «свечки», то же светодиодные, стоили дешевле

Одна из люстр, в том виде, который был судя по всему до реставрации, сохранилась и её можно рассмотреть. По мне можно было не менять

По случаю недавнего Рождества собор был украшен лентами

Вот Вид Престола «с обратной стороны». С лица была служба и верующие и мне было неудобно встревать туда с фотоаппаратом.

По случаю Рождества, помимо лент присутствовал обязательный в европейских храмах «вертеп»: кукольная миниатюра — сценка на тему Рождества Христова

Я уже подзабыл, но вроде как, если спуститься в особое помещение то там мощи святой Жанны д`Арк и её скульптурное изображение. Хотя может это просто в одном из нефов.

После осмотра собора изнутри мы не могли не осмотреть его снаружи, то есть сверху. В январе была не слишком большая очередь на то, что бы забраться на башню, куда мы конечно и забрались. 

Кстати, по моим наблюдениям, в местах, куда надо залезть, подняться по тысяче ступенек или преодолеть еще какие либо трудности, резко возрастает концентрация российских туристов.

Мы залезли и насладились видом на Париж и рассмотрели химер поближе. Интересно, к вопросу о восприятии готики, что химеры появились на соборе только в результате реставрации ближе к середине 19 века. И к готике не имеют никакого отношения.

Вот вид сверху вниз, довольно высоко и устрашающе, для своего времени просто огромная высота.

Внутренний дворик на высоте между башнями, сюда выбегал Квазимодо.

А вот тот самый рухнувший шпиль и сгоревшая крыша

Шпиль этот и оформление крыши, включая фигуры апостолов, то же «новодел» реставрации 19 века.

Прежний вариант шпиля был снесен то ли революционерами, то ли еще раньше. Робеспьер переделывал храм в «храм Разума», были разбиты все статуи королей и сбита прочая коммунистическая, то есть христианская, символика и пропаганда.

Есть такой интересный факт, на вершине креста, на шпиле,  есть петух, который символ франции. На фото не разглядеть, но он там есть. Так вот утверждается «В 1935 году в металлическом птичьем теле были спрятаны три крошечные реликвии: кусочек тернового венца Христа и часть мощей святого Дени и святой Женевьев (покровителей города). Идея заключалась в создании своего рода духовного громоотвода для защиты прихожан внутри собора. ». В свете этой информации падение шпиля становится еще более символичным. Мостик ко временам «борцов за все лучшее» при помощи гильотины и уничтожения святынь, вырисовывается все отчетливее. Вопрос только, да и не то что бы особо сложный вопрос, во что выльется реинкарнация «свободы, равенства и братства» на современный манер.

И, напоследок, просто немного нас на прекрасном фоне,

Это моя любимая жена, благодаря энтузиазму которой мы в основном и оказываемся в разных интересных местах

И я. 

До новых встреч.

Другие заметки