Заметка

Часть историческая

Пока мы перед дальним походом наедаем бока, отъедаясь фруктами экзотическими и запивая их соками свежевыжатыми, а также загар выравниваем
Часть историческая

Пока мы перед дальним походом наедаем бока, отъедаясь фруктами экзотическими и запивая их соками свежевыжатыми, а также загар выравниваем, принимая ванны солнечные, вспомним историю Новой Зеландии.

Как гласит молва народная, острова новозеландские открыл полинезийский рыбак по имени Купе. То ли он за осьминогом гнался, то ли за рыбой, которая его снасть утащила и привела к берегу – неважно, но согласно легендам именно Купе является первооткрывателем данных тихоокеанских земель.

Заселение островов началось чуть позже: те же полинезийцы на своих судёнышках мигрировали к открытым товарищем Купе берегам. Интересен тот факт, что до наших дней сохранились названия тех лодок, так как по их именам и началась классовая родословная первых островных обитателей.

В переводе с туземного языка Северный остров современной Новой Зеландии звучал как «земля длинного белого облака», а Южный – «земля нефритовой воды», потому что на нем аборигены обнаружили огромные месторождения нефрита, весьма уважаемого и ценного камня, широко используемого в кустарных национальных изделиях.

Шли года и столетия. И в XVII веке товарищ Абель Тасман из Голландии или из Нидерландов отправился в южные широты на поиски земли Австралийской. Но немножко промахнулся, всего на пару тысяч километров, и бросил якорь в бухте, которая сегодня называется Золотой. В честь провинции голландской, которая начала первой борьбу против испанского засилья, в том числе и на морских просторах, товарищ Тасман назвал открытую землю Зеландией, но только Новой.

Первый же контакт с местным населением закончился для экспедиции Абеля неудачно. Попытка высадиться на берег и познакомиться с аборигенами привела к убийству недружелюбными хозяевами некоторого количества незваных гостей. Абель после свершившегося инцидента назвал место якорной стоянки Бухтой Убийц и доложил своему руководству, что товарищи местные отличаются нравом свирепым и, вообще, дружить особо не желают, да и земля открытая полезной, в задачах государственных, быть не может. Об открытой Зеландии забыли на сто с лишним лет.

Наступил XVIII век. Английские учёные рассчитали, что в 1769 году планета Венера будет проходить по своей орбите на очень близком расстоянии от Земли. И лучшим местом для обсервации данного явления являются уже известные к тому времени острова южных морей. Пропустить такое событие для демонстрации и подтверждения своего могущества и высокого уровня развития естественных наук перед лицом культурного современного мира Британская Империя не могла.

Небезызвестный товарищ Джеймс Кук назначается руководителем британской экспедиции по изучению прохождения небесного тела близ Земли. Секретным же формуляром Куку предписано максимально изучить Новую Зеландию с точки зрения потенциальной полезности, составить точные карты новозеландских земель, а также акваторий и, в случае отсутствия возражений местного населения, поднять над островами Британский флаг, установив на них тем самым власть английской короны.

Надо заметить, что Джеймс Кук особо не обременял себя процедурами проведения референдумов с туземцами, а просто воткнул знамя туманного Альбиона, объявив, что отныне Новая Зеландия – колония Великой Британии.

Вместе с флагом европейцы принесли на острова дурные болезни, а также не только понятие частной собственности (о которой дикие островитяне даже представления не имели), но товарно-денежные отношения: за сущие копейки и железные топоры у аборигенов массово скупалась лучшая земля.

Колонизация пошла полным ходом. Из дальнего уголка владения британской короны для ссылки неугодных элементов Зеландия стала Новой Британией даже для отпрысков богатых семей, которые ощутили на себе всю боль разочарования оказаться не перворождёнными и в связи с этим искать счастья за пределами исторической родины. Не вдаваясь в подробности, заметим, что в какой-то момент у коренного населения Новой Зеландии оказалось в собственности меньше земельных наделов, чем у незваных новых хозяев. А потом на островах ещё и золотая лихорадка началась: численность разномастных европейцев увеличивалась, аборигенов – постепенно сокращалась. Китайцев только сюда не пускали, точнее пускали британцы, но совсем не охотно: через штрафы, пени и прочие ограничения. Антикитайщина дошла до наших дней на примере фрукта киви. В Новой Зеландии киви – это птичка или общее обозначение человека. А завезённый «Китайский крыжовник» именем своим азиатским не прижился и трансформировался в «киви-фрукт». С увеличением общей островной популяции появилось и сохранилось до наших дней слово «маори», что дословно означает «свой», «местный», «коренной». Все остальные понаехавшие стали называться «пакеха».

Разумеется, обманутые и оставшиеся без прав и земель маори не стали молча терпеть принесенную европейскую несправедливость и повели себя совершенно нетолерантно, начав настоящую войну с колонизаторами, растянувшуюся на несколько лет. В боях англичане на своей шкуре в полной мере ощутили недооцененность военного искусства и силы духа воинов маори, среди которых сражались и дети, и женщины.

Маорийцы не только выдержали и не исчезли как вид в войне с могущественной Империей, но даже заставили уважать своё национальное достоинство, а также добились формального наделения равными правами с пакеха. Практически исключительный случай колониальной эпохи.

Не принимая во внимание сложности внутренней политики, Новая Зеландия до сих пор считается самой лояльной британской короне заморской территорией за всю историю колониальных войн: новозеландцы всегда считали себя «более британцами», нежели жители старой Англии, активно участвовали в обеих мировых войнах, представляя интересы Англии и поддерживая ее во всех политических решениях.

Одним из современных занятных фактов является символ национальных военно-воздушных сил. Новозеландская авиация носит на своих бортах и крыльях изображение маленькой птички киви, являющейся по природе своей исключительно сухопутной и не способной к маломальскому полету.

Другие заметки