Заметка

Вот – вот работа разожмёт свои тиски, и мы выстрелим залпом в Риддер

Мы собрались на Радоновое озеро сходить и на пик Ворошилова подняться.Кто-то заболел, кто-то отказался, с транспортом вопрос не решён, а я сижу на собрании работников образования.
Вот – вот работа разожмёт свои тиски, и мы выстрелим залпом в Риддер

А не вылить ли мне здесь беспорядочный поток образов из полусонного состояния?

А почему бы и да.

Мы тут собрались на Радоновое озеро сходить и на пик Ворошилова подняться, да что-то сборы стали затягиваться. Кто-то заболел, кто-то отказался, с транспортом вопрос не решён, с продуктами тоже. А я тем временем сидел в здании нового театра на очередном сборе работников образования и слушал, как администрация нашего города манифестирует о введении обязательного трёхъязычного обучения в школах. Химия и физика, а может быть и математика на английском, остальные на русском и казахском языках. Святая троица, кварковый триплет внутри барионов, тройное проникновение в мозги измученным школьникам.

Тем временем смартфон не унимался, в чате шла активная переписка. Изначально в поход собиралось около 15 человек, хотели заказать микроавтобус. Оглушительный спор о месте сбора участников похода затмил знаменитые противостояния Жижека и Хомского, Мейвезера и Макгрегора, и даже Оксимирона и Славы КПСС. В итоге решили отпугивать медведей семинарами Лакана. Меж тем близились праздники и соответственно выходные… День знаний, Курбан-байрам – замечательное начало осени, и погода по прогнозам только улучшалась, на землю предвещали падать разве что слёзы учащихся и кровь от жертвоприношений на праздник. Решено, что поход ориентировочно длится с 31 августа по 3 сентября. А страсти всё накалялись: Костя заболел, от микроавтобуса отказались, заболел Роман. Вокруг кутерьма: телефон звонит, дети кусаются, помидоры маринуются. И вот окончательное решение! 31 августа в ночь уходят Александр, Ералы и я, а 1 сентября нам в догонку, ранним утром отчаливают Евгений и Иван. Итого 5 человек и 2 палатки, кухня общая.

Вот – вот работа разожмёт свои тиски, и мы выстрелим революционным залпом свободы в сторону Ивановского хребта. Наконец-то свобода! Тоже мне осознанная необходимость, познал, и гуляй на все четыре стороны. Да нифига подобного. Чтобы хорошо погулять, нужно отлично поработать. В наше время Спиноза бы вряд ли такое сказал. Свобода теряется где-то между общественным транспортом и офисными зданиями, плавно растекаясь на экранах смартфонов. Вот так и мы ведомые свежим запахом прохладных гор, уже собрались у гостиницы «Shiny River», уже ждём транспорт и предвкушаем ночной маршрут и уже делаем фотоснимки для «Инстаграм».

Через мгновенье мы уже сидели в машине, Ералы говорил о том, что забыл взять с собою сало, мне всё названивали клиенты, интересовались, куда я поехал. Я помню, что в детстве не принято было спрашивать «куда», и всем кто спрашивал, непременно отвечали: «На Кудыкину Гору, воровать помидоры». А помидоры я страсть как любил с детства, но сказочной горы, покрытой зарослями отборных томатов, я так и не встретил.

Едем по трассе Усть-Каменогорск – Риддер, 10 часов ночи, пытаемся переслать карту с маршрутом парням, которые пойдут утром. Интернет периодически исчезает. За окном – чернильный мрак, кое-где бриллиантовой россыпью огней мерцают деревеньки. Как же они прекрасны ночью. Ночью вообще всё кажется прекрасным, в особенности некоторые наши посёлки – темнота им к лицу. Прибыли в Риддер, там пересадка на такси. В городе было прохладно, и ещё мужик с салом. Стоял и шатался, сжимая в руке добротный шмат, хотел нам продать его за 400 тенге. Но вид сала и вид самого мужика, безоговорочно сделали своё дело, и мы отказались от предложенной сделки. Мужик отправился на поиски покупателя, а мы уже мчали в сторону села Поперечное, неподалёку от которого, начинался наш пеший маршрут. Водитель такси – Арман, оказался очень общительным человеком, он рассказал о том, как живётся в Риддере, о хитросплетениях судьбы, о своей машине и о КАМАЗе. Дорога показалась очень быстрой, и к тому же мы договорились с Арманом, что он заберёт нас 3 сентября в 2 часа дня. За такси от Риддера, до начала маршрута отдали 5000 тенге. А ещё выяснилось, что парням мы скинули старую версию маршрута, которая начиналась немного ближе места нашей высадки. Хорошо, что таксист согласился подвезти наших приятелей, и мы успели скинуть его номер. Но беспокойство оставалось, свёртков в лесу много, можно и заплутать.

Лучи фонарей прорезали темноту. Бодрым темпом мы начали движение среди безбрежного океана темноты. Дорога была весьма удобной, по пути нас ждали несколько небольших бродов. В свете фонарей мелькали ветви берёз и осин, иногда пролетали крупные ночные бабочки. В этой звенящей темноте было что-то загадочное и пугающее, и в то же время весёлое и притягательное, нечто, будоражащее первобытные чувства, к тому же где-то там во тьме может бродить одинокий медведь… Быть может он желает скрасить одиночество, а возможно в кустах затаилась медведица со своими малышами. Поэтому мы во весь голос заявляли о своём появлении, светили фонарями, громко говорили, к тому же у нас играла музыка. Но что это заявление для медведей? Непонятное чудище, со светящимися глазами, адская машина издающая странные звуки, или приглашение на пирушку, ассорти из трёх блюд? Вскоре перед нами возник крупный кедр (он же сосна сибирская), под которым было оборудовано кострище, а неподалёку была удобная полянка. Здесь мы и расположились на ночлег, сварили гречки, попели песни, обсудили гибель группы Дятлова, взорвали несколько петард и пошли спать. Ночёвка было довольно спокойной и быстрой, а утро свежим и лучезарным. Поели немного, собрали пожитки и двинулись вверх. Нас ждал ещё один брод и длинные траверсы по крутому склону, ведущие к высокогорному плато. Шли неспешно, часто делали привалы, фотографировали себя и природу, встретили трактор и квадроцикл, которые тоже поднимались в гору. Так же была интересная встреча с псом породы алабай, который будто белёсый медведь бежал в гору. Видимо у озера мы будем не первые…

Деревьев становилось всё меньше, а склон становился более пологим. И вот перед нами раскинулось высокогорное плато заселённое сибирскими соснами, лиственницами, гигантскими валунами, чёрными пауками сенокосцами. Было жарко и пахло разнотравьем. Небольшие потоки воздуха дарили телу долгожданную прохладу. Каменными гигантами перед нами предстали горы. Чуть ближе – пик САВО, чуть дальше – пик Ворошилова. Нас охватил восторг от увиденной картины, каменистые склоны, курумники, по ущельям белыми языками лежал снег, а у подножья всей этой каменной громады – озеро. Как оказалось, в нём совершенно не было никакой живности, разве что какие-то одноклеточные организмы, которые группировались в слизистые комки неземеного вида. Они напомнили мне вымерших животных протерозоя, которые так же загадочно наполняли древние моря (Эдиакарская биота мать её). Озеро по началу показалось небольшим, однако тщательнее приглядываясь замечаешь, насколько миниатюрные объекты на другом берегу, гигантские скалы принимают вид маленьких камней, а люди и вовсе превращаются в мелкие точки. Понимаешь, что расстояния здесь очень огромные. Обомлев от увиденного, я подумал, как же далеко нам предстоит идти. Сколько же потов сойдёт с нас по дороге. Мы подошли к озеру, омыли руки в чудодейственной воде и чуть было не почувствовали галактический катарсис, однако наши животы урчали в унисон, призывая пополнить запас питательных веществ.

Выбрав удобную стоянку неподалёку от побережья, мы сели на землю и нас охватила апатия… Сонное состояние завладело телом, хотелось рухнуть в заросли черники, ну или просто рухнуть и лежать. Возможно, мы были близки к дзену, однако по заверению моих спутников, это была дичь дичайшая. Усилием воли мы встали на ноги и стали искать дрова, оборудовать кострище. Постепенно расшевелились. Начали варить рисовую кашу с тушёнкой, параллельно отгоняя соседских собак (среди которых бегал алабай). Вскоре еда была готова, это был обед, плавно перетекающий в ужин. Будто на запах еды, к ужину подоспели наши товарищи: Иван и Евгений. Таксисту они всё-таки позвонили, и он их не подвёл, довёз до нужной точки, да и сами они пошли правильным путём. Где-то по пути они услышали загадочные шорохи в кустах, отчего шли потом быстрым темпом. Пока лень не совладала с нашими телами, мы принесли два больших бревна и кучу разных дров. Вокруг тем временем вечерело, в горах начали появляться оранжевые и розовые тона, почти как на картинах Рериха. Неподалёку от озера стояли деревянные столбы электропередач (без проводов), а в скале были пробурены две шахты, где в советское время пытались добывать драгоценные металлы, однако вскоре обнаружили радиоактивные элементы и работы прикрыли. Однако радон идущий из шахт, насытил озеро, и оно стало чудодейственным. Мы оценили необычные свойства местной воды, поели, потом начали петь песни, смеяться, смотреть в звёздное небо. А потом начали чинить одну из палаток, дуги которые были изломаны. А затем вновь пели, говорили, обсуждали туризм, экономику, музыкальные пристрастия, смотрели на горы освещённые луной. А ещё вокруг нас буквально роились чёрные паучки-сенокосцы, одного из них Александр случайно раздавил, жестикулируя руками. Также мы пропитались дымом и гарью. Ночь была достаточно холодной, ближе к утру температура воздуха возможно падала и ниже нуля.

Утро выдалось бодрящее, солнце яростно освещало окрестности, а родоновая вода освежала наши сонные организмы. Растворяясь между чисткой зубов и розжигом костра, мы заметили, что рядом с нами появились люди… Они приехали на гудящей технике, которая дышала дымом и плевалась чёрным маслом. Однако люди оказались порядочные, они подошли к нам, поздоровались, поинтересовались как у нас дела. Вскоре они начали разбивать лагерь неподалёку от нас, а мы сидели и разваривали перловку. Но перловка никак не хотела вариться, за что мы подбрасывали всё новые и новые дрова в костёр, словно инквизиторы мы мучили перловку в кипящем бульоне. В конце концов, мы поели суп из картофеля, перловки и различных добавок и начали готовиться к походу. Выдвинулись ближе к 11… И тут же упёрлись в крутой склон. Это была дичайшая дичь.. Изойдя не одной сотней потов, мы пробирались сквозь заросли бадана (или по другому чагыра) и сыпучие струйки мелких камней. Когда нас обдал свежестью холодный ветер на спине лысого гиганта хребта, мы выдохнули. А потом мы яростно впились взором в безбрежные просторы и любовались. Теперь мы двигались вверх, вдоль хребта, периодически останавливались, фотографировались, неспешно продвигались к вершинам. Впереди виднелся красавец САВО. Это кстати аббревиатура: СреднеАзиатский Военный Округ, как говорили мои спутники, в советское время неподалёку от горы проводили испытания крупнокалиберного оружия. Они стреляли из пушек по скалам, а сейчас там внизу виднеются лишь остатки какого-то отдельностоящего здания. На очередной седловине встретили каменный круг, который возможно  выложили одни из многочисленных неоязычников.

Будто электроны, мы перескакивали всё выше и выше, обарачиваясь назад мы обнаруживали себя на более высоком энергетическом уровне. А ядро осталось где-то там в лагере, в палатке, в запотевшей пятилитровой бутылке. Вскоре мы стояли на вершине пика САВО и глядели в объектив фотоаппарата, а затем всматривались в белёсую муть горизонта, пытаясь разглядеть там хоть какой-то предел. Но горизонт не был функцией и предел определить мы так и не смогли.

От пика САВО мы ринулись на пик Ворошилова. С пика на пик. Наш путь проходил через комфортную седловину и далее вверх по скалам и сыпучим курумникам. Шаг за шагом наши ноги несли нас к верхушке Всея Ивановского Хребта. Воздух становился всё холоднее, высотные облака, казались всё так же высоки и недоступны, а вершина мелькала где-то вдалеке, заманивая в свои объятья. Склон становился всё круче, чаще требовалось карабкаться по скалам, останавливаться, переводить дух… А когда мы достигли самой верхушки мы почувствовали диких холод. Скалы были холодные, ветер леденящим. Казалось, сама Вселенная прижимает нас своим холодным дыханием. Миллионы лет эволюции, и вот мы на вершине… А там внизу, трава растёт, люди ходят, в древесине проделывает ход короед-типограф, творится политика, экономика, философия. А здесь наверху – холодно, и хочется пить, и Иван постоянно предлагает скушать печеньку.

Холод и уходящее солнце поторопили нас со спуском. Вначале мы шли по крупным скалам, затем перешли на сыпуху из мелких камней, в которые постоянно проваливались и скатывались ноги. Затем мы спустились в так называемый «цирк», который изобиловал огромными валунами. Там же пролегал ледник. Вблизи он оказался не таким белоснежным, он был покрыт небольшим слоем грязи. Далее мы спускались вниз по ущелью, по «балконам», откуда открывались замечательные виды, а на втором балконе было небольшое но очень красивое озеро (его берега кстати поросли мхом, а в воде были водоросли, (вот что значит вода без радона)). На привалах мы фотографировались, всматривались вдаль, медитировали, пытаясь уловить пресловутый «дзен». Но «дзен» он такой, как хлопок одной ладони, или как мозоли на ногах, или шлепок задницы об грязный ледник, и быть может рисунки соли на пропитанной потом одежде. Вроде бы схватил его, но потом смотришь, а его и след простыл. Это как в детстве, когда во сне видишь любимую игрушку, или деньги и думаешь: «Вот сожму крепко, а потом проснусь и в руках у меня будет вертолёт и географический атлас за 8 класс». А потом просыпаешься, смотришь на руку, а там ничего нет. А ведь было! И очень близко было. И казалось, что вот оно. Ан нет. Оно неуловимо, как и миг настоящего, от которого нам остаются только остатки. Из них мы и клеим картину бытия (И промакиваем потёки ватой жизни). В лагере нас тоже ждали остатки… Остатки супа, который мы варили утром и ещё остатки сил, которые мы потратили на разогрев блюда.

В лагере мы были уже к вечеру. Небо начало затягивать тучками, одна из них зацепилась за пик Ворошилова и призрачно кружила, пытаясь вырваться. Мы доели суп и начали готовить макароны. И не простые, а королевские, с тремя (или даже четырьмя) банками тушёнки. Небо так и не плюнуло в нас ничем, кроме своего грозного вида. К тому же, мы очень профессионально взвыли для разгона туч и наши соседи в десятый раз начиная петь «Выйду ночью в поле с конём…» сами того не понимая внесли свою лепту в шаманское чудо. Это была дичайшая дичь… Пели песни про гулящих женщин, обсуждали методы воспитания, устройство галактики, разошлись по палаткам очень поздно.

Сходили мы очень хорошо, много разных красот повидали. Помидоров, там конечно же не было, зато были яблоки и печеньки. А ещё небольшой стих про Кудыкину Гору.

Ветра, завербовали нас пойти на высоту

С утра, настойчиво опять штурмуем горы

И постоянно покоряем мы вершину но не ту

Нам бы на гору, там где пиздят помидоры

 

Утром мы встали, поели, собрали все свои пожитки и пошли вниз…

Добрались довольно быстро. И таксист приехал ко времени, даже чуть раньше. Надо отдать должное Арману, он увёз нас на вокзал двумя партиями и даже когда проколол колесо, героически продолжал трансфер. В общем, хороший мужик.


Автор - Сергей Артурович


Другие заметки