Заметка

Гоаселение

Гуляли с девушкой на закате, наблюдали жизнь вечернюю.Пляж Арамболь — это нечто, стоящее в одном ряду со многими международными тусовочными местами. Старый Арбат в Москве...
Гоаселение

Гуляли с девушкой на закате, наблюдали жизнь вечернюю.

Пляж Арамболь — это нечто, стоящее в одном ряду со многими международными тусовочными местами. Старый Арбат в Москве, Као-Сан-роад в Бангкоке, Монмартр в Париже, Рамбла в Барселоне, набережная Кларк в Сингапуре — во всех подобных местах можно присесть с бутылкой пива на парапет и наблюдать, как мимо тебя рекой протекает весь мир. Конечно, в Арамболе специфика несколько отличается, встречаются, пожалуй, даже культурные эндемики. 

Вчера, например, видел на пляже дядьку с пластиковой гофрой от раковины. Он с ней ходил, и иногда в нее дул, надувая щеки. Никаких звуков при этом из нее не извлекалось, внутри у него ничего не было, я так и не понял, что это и зачем:) 

Поголовье людей с дредами здесь тоже явно повышенное, по сравнению с обычной толпой. Служители разнообразных культов встречаются на каждом шагу — бродят по пляжу, распевают гимны, бормочут что-то под нос, или просто сидят на песке с одухотворенными лицами. 

Гуляют в обнимку романтические парочки, ходят, озираясь, компании индийцев, шляются туда-сюда музыканты, коровы, собаки, торговцы бусами и очень громкий продавец хачапури — настоящий грузин, местная достопримечательность. Когда я ему сказал: «Гамарджоба!» — он был в шоке ;)

Куча народу учится что-нибудь вращать вокруг себя — обручи, шесты, веревки с шарами, шары отдельно, а то и вообще какие-нибудь малопонятные предметы. Попадались мне и канатоходцы, к ним я подошел, вспомнил Ко-Тао пятилетней давности, даже сорвал аплодисменты, сумев запрыгнуть на канат прямо с песка и пройдя чуть больше шагов, чем остальные.

Сразу после заката в самом людном месте начинается дрожка: собираются барабанщики, начинают отбивать ритм, под который рукомашут и дрыгоножат все желающие. Везде занимаются йогой, самых разнообразных направлений. Глядя на одну из групп, я сначала думал, что это гимнастические тренировки какие-то, оказалось — нет, это акро-йога:)

В шахматном порядке по пляжу расставлены десятки одиноких неподвижных мальчиков и девочек в позе лотоса.

Вообще, одухотворенность и просветленность здесь в тренде. Ну как же, вокруг же типа Индия, а это в понимании многих почти Шамбала, прямо за углом, через торговый ряд, второй дом направо:)

В итоге, читая местную рекламу, невольно улыбаешься. Там, где в другой стране написали бы просто «Массаж», здесь обязательно будет что-то типа: «Интуитивный массаж с гармонизацией ауры и синхронизацией чакр». 

И так тут все — правополушарное рисование, медитативное плавание и ежедневный вынос мусора в нирвану:)

Впрочем, если это работает — я их понимаю. Целевая аудитория ищущих себя — внимает, наивно хлопая третьим глазом, а старых циников здесь исчезающе мало, нас можно в расчет не принимать, мы по-любому кассы не сделаем:)

В ресторанчике China Garden я обычно ужинаю — там хорошая атмосфера, вкусная еда и вид на главную улицу. Можно смотреть на тех, кто идет мимо, и это здесь довольно забавное занятие.

Идет парень в черном высоком цилиндре, зеленом глянцевом сюртуке и оранжевых шортах, на груди у него висит младенец, дергает его за густую черную бороду.

Индусы едут вдвоем на одном скутере, между ними — огромная колонна пластиковых ящиков.

Девушка в шикарном коктейльном платье, в рюшечках и люрексе, с сумочкой со стразами и в туфельках. Фланирует одиноко, выглядит странно в окружающем ее индийском пейзаже.

Парочка из восьмидесятых — высокие прически, джинсовые куртки, черные штаны, вылитая группа «Мираж» на гастролях.

С гулким рокотом проезжает парень на чоппере: лысый, голый по пояс, весь из себя брутальный. Едет крайне неуверенно, дергается, путает передачи, но вид очень гордый.

Девушка-блондинка, с розовыми дредами, розовой сумочкой, в огромных темных очках, сама вся в белом, небрежно рулит розовой «Веспой». 

Наши тетушки-туристки, каждая поперек себя шире, в ситцевых платьях-халатах, идут гуськом, боязливо оглядываясь и шарахаясь от мимо проезжающих байков. 

Просветленные — бородатые, волосы забраны в пучок, в полосатых балахонах, полосатых штанах, с полосатыми матерчатыми сумками, в руках — барабан, ханг, флейта или чехол с непонятной хренью внутри.

Слингомамы — лица суровы, даже когда они улыбаются, ребенок висит впереди, иногда второй висит сзади, обязательно индийская косынка на голове, обязательно длинная цветастая юбка, сумка с припасами на плече. Часто вижу таких на скутерах, они вообще ничего не боятся, даже за детей.

Индийцы-туристы, приехавшие на выходные к морю — эти ходят компаниями, ржут, пялятся на белых полуголых туристок, выглядят слегка офигевшими, но очень довольными. 

А меня самого в этом ресторанчике уже запомнили, хотя не знаю, за кого принимают. Порции у них огромные, можно на двоих заказывать. Прихожу я туда всегда один, но каждый раз ко мне подсаживается какая-нибудь девушка, а то и две, все время разные, и отъедают половину. Знакомых-то много — проходила мимо, увидела, привет-привет, садись, тут много, хочешь поделюсь?

К тому же, где вы видели девушку, которая не хотела бы попробовать, что это у вас такое вкусное в тарелке? Даже если это то же самое, что было вчера:) 

Вечером большой тусовкой отправились на концерт Blue Infiniti — зрелище было то еще.

Группа играет такой бесконечный психоделически-медитативный звукоряд, плавно перетекающий с мотива на мотив под шаманский ударный ритм, который, видимо, должен вводить слушателей в состояние полного отрешения от мира. Надо сказать, им это вполне удается — народ ведет себя на концерте очень забавно.

Усатый дядя в бордовом длинном платье с приличной скоростью вращается вокруг себя полтора часа без остановки, воздевая руки и радостно улыбаясь лампочкам. Надо сказать, мощью своего вестибулярного аппарата он впечатлил даже самых завзятых скептиков типа меня. Единственно, там по танцполу бесконтрольно бегали дети, и мне все время было страшно, что кого-то из них в какой-то момент затянет в этот вентилятор;)

Мужик в белых штанах и цветастой гавайке, расстегнутой на буйно волосатой груди. Он жгучий брюнет с густыми бакенбардами, танцует в стиле 70-х, с притопами, выглядит прямо как Джордж Харрисон в лучшие годы.

Огромный пухлый блондин, похожий на канадского лесоруба, топчется по танцполу, тряся ручищами, раскрыв рот и запрокинув голову.

Экзальтированные гоанские девочки в разнообразных нарядах тоже пытаются крутиться под музыку, но до дяди-вентилятора они, конечно, не дотягивают, ни по технике, ни по артистизму. 

Парочка занимается на полу тантрой в полный контакт, накидываясь друг на друга с недюжинной эротической силой, подпрыгивая, падая и перекатываясь.

Половина зала сидит в позе лотоса, закрыв глаза и раскачиваясь в такт. На лицах у них — просветление.

Но особенно забавно выглядела интеллигентная индийская семья, неизвестно как попавшая на этот пир высокого духа. Они смотрели на все это слегка офигевшим взглядом, в котором явственно читалось: «Каков же мир этих белых людей, если они вот так отдыхают?!" 

После концерта все поужинали и отправились спать.

А я понял, что сна у меня ни в одном глазу, напился кофе и еще час гонял по пустым ночным арамбольским дорогам. В итоге уснул только часа в три ночи, проснулся в семь и поехал завтракать и купаться. 

Здравствуй, новый день в Индии:)  

Другие заметки